Татиана ака Тэн
черное соленое сердце


— Моцарт, не трогайте это, оно радиоактивно, — произносит Сальери сердито, и Моцарт только удивленно поворачивается в его сторону. Чтобы Сальери звучал так — нужно постараться. В его глазах плещутся веселые искры.
— Ах, мой друг, но я же совсем немножко, правило пяти секунд действует безотказно.
Сальери хмурит брови.
— Вы же понимаете, что правило — лишь миф.
Моцарт хныкает. В этих катакомбах они нашли удивительные вещи, и продолжают их находить. И, хотя ему жалко камзол с блестками, он с удовольствием спускается сюда раз за разом. Находки удивительны. И это лишь их с Сальери тайна: они не решили, что делать со своим сокровищем.
На противоположной стене вспыхивает экран, и Моцарт вздрагивает. Сальери нашел блок питания.
Голос с экрана что-то хрипло кричит, раздаются взрывы.
«Помните, помните, братья, что наша смерть...»
Лицо человека на экране перекошено от боли, запачкано сажей.
— Как вы думаете, что это?
— Я полагаю, мой друг, что мы нашли архивные записи из прошлого мира, — тихо произносит Сальери, и его лицо искажается точно такой же гримасой боли, как у человека с экрана.

@темы: Французская опера про немецких пидорасов, Фанфики